Сломанные руки

Опубликовано в Инцест

 

симпатичная девушка

Уникальные записи известного зарубежного сексолога теперь стали достоянием! История интимной близости и завораживающих отношений между созревшим юношей и его горячей мамочкой. События специалист передал красочно и описал всё в мельчайших подробностях: начиная от самых лёгких прикосновений и закачивая пылкими постельными сценами. Хочешь узнать, как мамочка ласкала своего приболевшего сыночка и погрузиться в атмосферу нежного инцеста? Слушай аудио рассказ.

Озвучка аудио рассказа: Озвучка Натали
Жанр: Эротический порно аудио рассказ на тему инцеста
Формат: mp3
тип: Порно Аудиокнига
Качество: 128 kbps
Продолжительность: 23:00
Размер: 21,0 Mb

Отрывок аудио рассказа


Аудио рассказ полностью

Сломанные руки     
 Это невыдуманная история американского парня, рассказавшего её спустя семь лет доктору, который писал книгу о сексуальных связях внутри семей. Доктор связался с мамой парня и она подтвердила её, заодно рассказав, как это всё выглядело с её стороны. А я всего лишь добавил мелкие подробности. 
      
     *** 
      
     Я не помню катастрофу, помню только первые часы в больнице: я не могу двигаться, доктора что-то делают с моими плечами, а я то проваливаюсь в темноту, то снова лежу на столе под яркими лампами. 
      
     Потом несколько мучительных дней в больнице, слабость и обезболивающие, затем трудный переезд домой. Меня заносят в дом, укладывают на кровать и начинается беспросветная тоска. 
      
     Обе мои руки сломаны, гипс тянется от пальцев до плеч - я могу только нажимать мизинцем кнопки пульта на телевизоре, да и то если этот пульт крепко зафиксирован. Правая рука - пульт, левая - электронная читалка, вот и все мои развлечения. 
      
     Понятное дело, что быть на месяц прикованным к постели - та ещё мука в любом возрасте. Но представьте-ка четырнадцатилетнего подростка, который мастурбировал от одного до трёх раз в день каждый день, а потом вдруг лишился этой возможности. Молодой организм кипит желанием, но загипсованными руками ничего не сделаешь. 
      
     Я мучился и погружался чуть ли не в депрессию. Озлобился, мрачнел и стал хамить родителям, пока отец не выведал у меня, в чём дело. Признаться, мне даже не очень стыдно было ему про это рассказывать. 
      
     Поздно вечером в комнату зашла мама. Села на край кровати, спросила как дела. Поправила одеяло и подушки. 
     - Знаешь, мне папа рассказал про твою проблему с неудовлетворённым либидо. - Она сочувственно погладила меня по колену сквозь одеяло. - Мы позвонили в пару мест, но никто не хочет приехать и помочь. Думают, что это развод такой. 
      
     Я молчал, потому что меня бросило в жар от такого разговора. Я не думал, что отец проболтается маме, и что она вот так придёт это со мной обсуждать. И уж тем более не предполагал, что они будут искать мне проститутку на дом. 
      
     - В общем, мы с папой поговорили и решили, что я могу помочь тебе. - Мама посмотрела на меня внимательно. - Я тебя помассирую рукой, если ты не против, конечно. 
      
     Я смотрел на на неё круглыми глазами. Слова застряли у меня в горле, так что я только кивнул. 
      
     - Хочешь прямо сейчас? 
      
     Я снова кивнул, качнув головой несколько раз. 
      
     Мама запустила руку под одеяло и погладила меня по голому бедру. Трусов на мне, понятное дело, не было, а член уже стоял, чуть ли не звеня от напряжения. Нежная мамина ладошка постепенно приблизилась к нему, погладила чувствительную кожу вокруг члена, а потом ощупала ствол и яички кончиками пальцев. 
      
     - О, ты готов уже. Я откину одеяло, чтоб оно не тёрлось об твою кожу, хорошо? 
     - Да, - опять кивнул я. 
      
     В ушах стучало, голова кружилась от происходящего. 
      
     Мой член вынырнул из-под одеяла пред мамины очи и она ловко и крепко взялась за него. Я от смущения закрыл глаза и откинулся на подушки, чтоб не смотреть. Мой член весь пульсировал, изнывая от желания. 
      
     Мама медленно двинула кожу вверх-вниз, ещё разок, потом наклонилась над приоткрытой головкой и капнула на неё слюной, смазывая. Двинула рукой ещё несколько раз, каждый раз раскрывая блестящую от её слюны головку всё сильнее. 
      
     Я дрожал и не знал, куда себя деть. Мне было невероятно приятно от этих прикосновений, голова кружилась от самой мысли о том, что мамина ладонь вот так массирует мой член. 
      
     - Вот так хорошо? - спросила мама. 
     - Да, - прошептал я. - Да-а-а... 
      
     Мама увеличила амплитуду, её рука ходила почти по всему моему стволу от головки вниз и обратно, почти так, как я делаю сам. Это ощущалось потрясающе. Я не девственник, мы уже пару раз занимались сексом с моей первой девушкой, но рукой или ртом она меня не ласкала никогда. И вообще наш секс был очень быстрый и неловкий, мы больше времени потратили тогда на предыгру, нежели собственно секс. 
      
     Я хотел предупредить маму, что сейчас кончу, но не смог выдавить из себя ни слова. Только охнул и выгнулся, выстреливая горячими потоками прямо себе на голый живот. Часть спермы попала маме на руку, но она ничуть не смутилась и продолжала медленные движения, пока я спускал остатки застоявшегося семени. 
      
     Откинувшись на подушки, я наконец-то нашёл в себе силы сказать, что я всё. Мама последним движением осторожно закрыла головку, отпустила мой член, взяла с тумбочки салфетки и тщательно вытерла сначала свои пальцы, а потом мой живот и лобок. Промакнула ещё раз насухо другой салфеткой и накрыла мои бёдра одеялом. 
      
     - Вот и молодец. - Она наклонилась и поцеловала меня в щёку. - Спокойной ночи. 
     - Спокойной ночи, мама! 
      
     *** 
      
     Мама стала приходить каждый вечер. Она садилась у моих ног, немного гладила меня под одеялом, а затем бралась за мой член и мастурбировала его, пока я не кончал. Каждый день стал для меня ожиданием вечерних ласк: я даже спал днём подольше, чтоб скорее наступил вечер. 
      
     Со временем я немного раскрепостился и стал стонать и охать, когда мне было особенно хорошо. Я надеялся, что мама будет прислушиваться к моим эмоциям и запоминать, как именно мне нравится то, что она делает. 
      
     Мама тоже немного расслабилась, похоже: стала более многословной, перестала употреблять медицинскую терминологию, и вообще комментировала свои действия как хотела. Иногда даже делала комплименты моему члену: как он будет нравиться девочкам и как они будут бороться за него. 
      
     Ещё она часто стала ласкать мои ноги, яички и бёдра свободной рукой. Прикасалась к мошонке кончиками пальцев, вычерчивала узоры у меня на лобке, перебирала тонкие кучерявые волоски над членом и гладила внутреннюю поверхность моих ног. Мне хотелось просто кричать от наслаждения, когда она это делала. 
      
     Иногда мама ложилась головой мне на живот, запуская под меня левую руку и обнимая меня за талию, и лежала так, глядя на мой член в своей неутомимой правой руке. У меня просто голова кружилась от прикосновения её волос к голой коже живота и от мысли о том, что она задумчиво рассматривает мой член. А ещё я боялся и тайно мечтал, что когда кончу, то сперма выстрелит ей прямо в лицо. 
      
     Как-то раз я попытался намекнуть утром, что мне очень хочется, но мама только покачала головой: сестра ещё не ушла в школу, лучше не рисковать. Что ж, подумал я, значит, моё время - вечер. 
      
     *** 
      
     Так прошло две недели. Субботним вечером мама пришла ко мне: я уже был весь в предвкушении, мой член стоял как вкопанный. Но прежде чем сесть рядом, мама показала мне на свою правую ладонь: указательный палец был замотан лейкопластырем. 
      
     - Порезалась, когда консервную банку открывала, - сказала она. - Попробую левой рукой. 
      
     Мама обошла кровать и села с другой стороны. Откинула вздыбленное одеяло, пробежалась кончиками пальцев по моим бёдрам, потом осторожно взяла член в левую руку. Я сразу почувствовал, как неловко она его держит: слишком туго было стянуто кольцо её пальцев и ладонь не шла точно вдоль ствола. 
      
     Мама сделала несколько движений, и я попробовал ей подсказать, как лучше держать ладонь. Она почти исправилась, движения пошли приятнее и я откинулся на подушки, но вскоре она снова слишком сильно искривила хватку и мне стало некомфортно. Я остановил её и снова подсказал, как правильно держать. 
      
     Извинившись и там самым вогнав меня в смущение, мама снова начала движения левой рукой. Дернула несколько раз, остановилась и сказала: 
      
     - Ох, как же тяжело левой, я уже так устала. Моя правая рука куда сильнее. - Она вдруг стала засовывать под меня правую руку, обнимая меня снизу за талию. - Давай-ка вот так. 
      
     Обняв меня правой рукой за бёдра и положив голову мне на живот, мама снова начала мастурбировать мой член. Я наслаждался ещё с полминуты, когда она опять приподнялась на локте. 
      
     - Нет, я устала. Я думаю, ты не будешь возражать, если... 
      
     Она не закончила фразу, чуть наклонила голову и обхватила ртом головку моего члена. 
      
     Я думал, у меня голова взорвётся от прилива крови и необычного ощущения. Моя первая девушка мне ничего такого не делала, это был самый первый раз, когда женские губы обнимали мой член. А уж мамины губы - этого просто не может быть. 
      
     Как же это было приятно! Влажные прикосновения к головке, горячие нежные ласки её основания, ох. Мне казалось, что я чувствую каждое касание, каждое мамино посасывание моего члена. Всё моё тело содрогалось, мурашки бегали по ногам и спине, а член просто таял в нежных губах ласкающей меня женщины - моей мамы. 
      
     Даже ощущение подступавшего оргазма было совсем другое - член словно накалился, пульсировал напряжением, и напирающий поток готовой вот-вот выстрелить спермы казался горячим шариком в глубине члена. 
      
     Я погладил маму по плечам, сигнализируя, что я уже почти всё: 
      
     - Мама? . . 
      
     Она никак не отреагировала, продолжая двигать головой вверх-вниз и сосать мой член, помогая себе рукой. Я стал кончать, выплёскивая потоки спермы ей в рот и выгибаясь всем телом. Уже кончив, я почувствовал, как мама высасывает из головки последние капельки - приятное скольжение вверх ощущалось в канале внутри члена. О, это было незабываемо! 
      
     Все мои мышцы дрожали, кровь отлила от лица и шеи, в ногах и бёдрах покалывало. Мама выпустила изо рта мой член, наклонила голову и осторожно выплюнула мою сперму в салфетку. Вытерла губы другой салфеткой, улыбнулась мне. 
      
     - Понравилось, мой хороший? 
     - Да, мам. - Я неловко улыбнулся. - Было очень-очень приятно. 
     - Ну вот и чудесно. Спокойной ночи! 
     - Спокойной ночи, мама! 
      
     Она ушла, а я ещё долго лежал, переживая заново каждую секунду этого воспоминания. 
      
     *** 
      
     В последующие дни мама сразу начинала с минета, поскольку палец на правой руке ещё не зажил. Теперь она не просто сосала головку, но и вылизывала ствол моего члена, что было по ощущениям вообще божественно. Однажды она вылизала и мои яички, так что я чуть с ума не сошёл от наслаждения: влажный язык на чувствительной коже мошонки ощущался невероятно. 
      
     Маму ни капельки не смущало то, что я кончаю ей в рот, она просто потом выталкивала всё язычком на салфетку и выбрасывала её. Я пару раз видел, как она делает глотающее движение после этого и это меня возбуждало неимоверно - всё-таки ведь какую-то часть моей спермы она глотает! Ох, ну почему эта мысль так заводит, а? 
      
     Когда рука зажила, мама стала снова помогать ею себе, но чаще всё-таки сразу приступала к минету. Меня сводил с ума тот факт, что она старается - не просто отбывает повинность, а заметно старается сделать так, чтоб мне было очень хорошо. Я уже, кажется, испытал на себе все варианты оральных ласк, которые только может подарить женщина - и вылизывание мошонки, и погружение её почти целиком в ротик, и посасывания у основания члена, и длинные движения язычком вдоль всего стволу. Мама разве что не заглатывала член очень глубоко, но зато всегда приятно гладила ладошками мои бёдра и ноги, пока сосала его. 
      
     *** 
      
     Однажды мама прервалась во время процесса и посмотрела на меня. 
      
     - Я не могу, подожди минутку, - она встала, залезла одной ногой на кровать и перекинула другую через меня, практически оседлав меня. 
      
     Как обычно, она была в своей шёлковой ночной рубашке до середины бедра и в каких-то трусиках, которых обычно не было видно под рубашкой. Но сейчас ночнушка задралась почти до пояса, и я прекрасно видел натянутую чёрную ткань маминых трусиков под ней. Соски маминой груди тоже отчётливо выпирали под тонкой ночнушкой.
    Мама посмотрела вниз, взяла правой рукой мой член и направила его себе между ног. Левой рукой она оттянула вбок свои трусики, а затем строго посмотрела на меня: 
      
     - Не кончай! - сказала мама и медленно опустилась бёдрами на мой член. 
      
     Ох! Мой вздыбленный член, обласканный до этого её ротиком и оттого просто звенящий от напряжения, вошёл в мамино влагалище как в масло. Она там была просто невероятно влажная и так текла, что член погрузился в мокрую мякоть, почти не заметив её. 
      
     Мама опускалась вниз, прижимаясь ко мне всей промежностью, потом чуть заметно вращала бёдрами и снова поднималась вверх. Закрыв глаза, она прикусила губу и явно наслаждалась каждым движением. Я бросил несколько быстрых взглядов вниз, но ничего не увидел: мамина ночнушка скрывала от меня это прекрасное зрелище, так ясно горящее в моём воображении - как мой член вонзается в маму, проникая мимо отодвинутых трусиков в её жаркую глубину. 
      
     Я жалел, что мои руки не работают и я не могу взять её за груди. Но не прошло, наверное, и минуты, как мама сильнее запрыгала на моём члене, застонала и замерла, опустившись вниз и вонзив мой член в себя на всю длину. Потом открыла глаза, улыбнулась мне и сказала: 
      
     - Ммм, как же хорошо! ... Ох... 
      
     Она покрутила бёдрами ещё немного, вращая в себе мой член, потом медленно сползла с него, приподнялась и поправила трусики прямо надо мной, не пряча от меня это движение. Встала и опустилась на колени возле меня. 
      
     - Ну, теперь ты, мой хороший, - она взяла мокрый от своей смазки член в рот. 
      
     Меня не нужно было долго упрашивать, я уже был на грани. После нескольких движений моего члена в её губах белые капли вылетели на мамин язычок. Мама привычно дождалась, пока я перестану выплёскиваться ей в рот, отпустила член, собрала всю сперму в салфеточку и выкинула её. Вытерла губы, улыбнулась и вдруг напоследок поцеловала меня в основание члена, точку между яичками и стволом. 
      
     Попрощалась и ушла. 
      
     *** 
      
     Такой секс случался нечасто - наверное, раз в неделю. Мама всё так же почти всегда работала ротиком, но иногда снимала трусики и залазила на меня. Теперь мне разрешалось кончать, и кончать прямо в неё. 
      
     Мамины волосы на лобке были чёрными, чуть завивались и были выстрижены в широкую полосочку. Интимные губки чуть выпирали, и иногда она находила пальчиками клитор и помогала себе, пока прыгала на мне. Это было завораживающее зрелище: зрелая женщина в одной ночнушке - моя мама! - нанизывается на мой член, жадно вбирает его в себя, вращая бёдрами, и прямо на моих глазах пальчиками трёт розовую ягодку своего клитора. И кончает! 
      
     О-о, как же это приятно видеть, оказывается, как женщина по-настоящему кончает! Сначала я чувствовал, как стеночки её влагалища смыкаются в колечко, туго зажимая мой член при каждом движении - а потом она закусывает губы, запрокидывает голову и едва слышно стонет, быстро прыгая на моём стволе. И замирает, отдыхая, так что я ещё чувствую пульсацию её нежных стеночек. 
      
     А потом я спускаю свою струю прямо в неё, во влажные глубины её тела, и мама только улыбается, прислушиваясь к ощущением. Наверное, горячая струя спермы хорошо чувствуется там внутри. 
      
     Мне очень нравилось смотреть, как мама натягивает трусики после секса. В этом было что-то невероятно женственное, не такое, как во всех других её движениях - ну, не считая того момента, когда она их снимала: изящные женские ладошки приподнимают ночную рубашку, открывая бёдра, поддевают резиночку трусиков и тянут их вниз, обнажая мамины прелести. 
      
     *** 
      
     Когда мне сняли гипс, наши отношения прекратились далеко не сразу. Мама теперь приходила ко мне только если никого не было дома, но зато мы теперь могли менять позы: я помню это ощущение, когда я впервые сам обнажил её грудь. До этого все шаги мама делала сама, а тут я словно вторгся на её территорию. Она не возражала, и я впился губами в мамины упругие соски, целуя и лаская их, а потом смял её груди своими ладонями. Как же я мечтал об этом всё то время, пока лежал, закованный в гипсовый панцирь! И потом лечь на неё, почувствовать всем телом мягкий бархат её кожи, гладкие изгибы ног, обвившихся вокруг моих бёдер - и иметь возможность самому контролировать ритм, с которым я вонзаю член в её тело. О, это было прекрасно! 
      
     Вторым открытием был секс, хм, на четвереньках. Однажды мама сама стала так, приглашая меня войти в неё сзади. Нет, не в попку, просто сзади. И вся полнота этой картины чуть не свела меня с ума: взрослая женщина с раскрытыми ногами, приглашающая меня взять её вот так, её округлые ягодицы, которые я видел впервые, и розовая запретная дырочка её попки, так доверчиво предъявленная мне. Я не рискнул прикоснуться к этой маминой дырочке или поласкать её, я просто держал маму за бёдра и старательно наполнял её на всю длину своим членом. 
      
     Мы никогда не целовались. Точнее, мы попробовали один раз, но это оказалось так странно, что мы больше даже не пытались. У нас был чистый секс - страстный, приятный, но без поцелуев. 
      
     Мама часто подсказывала мне, что делать, то прикасаясь пальчиками к моей руке, сжимающей её грудь - "сильнее!", то к моим бёдрам - "помедленней. " Мне кажется, она так потихоньку учила меня, как надо обращаться с женщиной в постели, и я очень благодарен ей за это. 
      
     Постепенно наши встречи стали всё реже и реже, а потом и совсем сошли на нет, когда я стал встречаться с новой девушкой. Некоторое время я боялся, что меня до конца жизни будут преследовать фантазии о моей маме, но нет, этого не произошло. Мне кажется, что она помогла мне повзрослеть и лучше почувствовать себя мужчиной, и очень хорошо, что мы вовремя остановились.